Ростокинский храм равноапп.Мефодия и Кирилла г.Москва

О чем говорят на занятиях православной группы трезвости?

На занятия группы трезвости должны приходить не только зависимые, но и обычные прихожане – считает руководитель приходской общины трезвости Евгений Басевич, которого все мы поздравляем с недавней защитой диссертации на эту тему. Узнать больше о нашей общине при Ростокинском храме можно на его сайте по ссылке
О чем идет речь на занятиях православной группы трезвости и насколько это интересно людям, не имеющим особых проблем с алкоголем и прочим, можно, например, узнать из интервью с епископом Каменским и Камышловским Мефодием, которое он дал к дате 26 июня – накануне Международного дня борьбы с наркоманией. Прочитайте ниже отрывки из этого интервью, полностью опубликованному по ссылке

— У нас нет трудотерапии. У нас есть послушания. Разница принципиальная. Цель трудотерапии — что-то конкретное сделать. А цель послушания — установить контакт, через данную работу достичь единства. Сделать не «как лучше», а «как тебя попросили». Если ты сделаешь как лучше, ты провоцируешь ссору: я сделал не как ты просил, я сделал лучше! И все, возникает конфликт. А когда человек сделал так, как его попросили, то даже если он испортил что-то, то тот, кто его попросил, сам поймет, что сам виноват. Будет расположен извиниться, и контакт установится. Трудовое послушание — это компонент системы выздоровления. Но далеко не единственный.

— Молитва, пост, послушание — вещи серьезные, фундаментальные. Вот если нет послушания, то вся наша жизнь — суета. «Суета сует и суета всяческая» (см. Еккл. 1:1-14). А если есть послушание, то это путь — путь в Царство Небесное. И ведь нигде больше, как в Церкви, этого нет. Что-то есть, а в полноте — нет. Можно сказать, что Церковь — самый эффективный помощник в избавлении от всякой тяги, в том числе и от тяги к наркотикам. Среда, где происходит выздоровление зависимого человека, это и есть Церковь. И это главное. Главным деятелем церковной реабилитации является Бог, здесь действуют Божественные энергии. И можно видеть, когда зависимого человека коснулась Божия благодать.

— Так и святые тоже разные. Есть пророк Илия, известный своей жесткостью, а есть Серафим Саровский, который всех обнимал любовью. Когда дается благодать, она не меняет особенностей характера. Или другой пример: есть учитель добрый, есть строгий. Но главное, чтобы он знал предмет. Тогда и у того, и у другого ученики усваивают знания. Кому-то полезен строгий, кому-то — мягкий. Не хочешь жесткого — бери мягкого. И наоборот. Только спасайся!

— Надо помочь родственникам зависимых, увидеть их собственную проблему, которую они, как правило, не видят, и им помочь начать выздоравливать. И практика показывает, что когда они сами начинают выздоравливать духовно, то их здоровье начинает передаваться и ближнему, самому наркозависимому. И он тоже может начать выкарабкиваться. В Церкви есть работа и с близкими людьми зависимого человека — созависимыми.

— И это относится не только к наркозависимым, а вообще ко всем. Это вещи универсальные, просто мы их применяем к наркоманам. Принцип очень простой: я не могу заставить вас себя любить, мне верить, меня уважать. Я могу стать человеком, достойным уважения, любви, веры. Но будете ли вы меня уважать, любить и мне верить — это ваш выбор. Люди даже Господу не верят: «…свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму…» (Ин. 3:19). А мы требуем от близкого: верь мне! Это беда созависимых. Нужно успокоиться и не пытаться исхитриться и кого-то исправить. Спасение праведных — от Господа.

— Но работа над собой членов семьи обычно влечет и положительные перемены в жизни самого наркозависимого. Хотя бывает иначе: наркоман может уйти из дома. Но не это важно. Когда человек начинает заниматься своим исправлением, он понимает, что это и есть самое правильное — работа над собой, а не над наркоманом. Что не только у наркомана беда, а у меня беда!

— Наша беда в том, что это мы людей «припечатываем». Нашими мнениями, суждениями. А человек всегда не равен своей «печати». Сказать, что человек наркоман, — это осудить его. Но Бог не благословил нам произносить суд. Вообще, надо учиться видеть в людях Бога, а не мучащую его страсть. К нам не наркоманы приходят — приходят Василий, Петр, Дмитрий, у которых есть проблемы. И мы общаемся с Петром, Василием, Дмитрием, но не с наркоманами. Если кто людей «припечатывает», скорее всего, он и сам «припечатанный». Каким судом судите, таким и будете судимы. Надо это понять. Надо пройти как-то мимо этой «печати». Какой бы ни был человек падший, заблудившийся, грязный, в нем все равно сохраняется образ Божий.

— Привести человека к Богу мы не можем. Направиться к Богу человек может сам, но дойти до Бога не в его силах. Правда в том, что не человек доходит до Бога, а Бог приходит к нему. Когда человек поворачивается к Богу лицом, тогда Бог к нему приходит. Не человек Бога догоняет — догнать Бога невозможно и прийти к Нему невозможно. Бог говорит: «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал» (Ин. 15:16).

Прокрутить вверх